Когда одна ступенька подобна горе. Культура в помощь инвалидам

Когда одна ступенька подобна горе. Культура в помощь инвалидам Инвалиды — одна из наиболее уязвимых групп наших сограждан. Общее число инвалидов в РФ превышает 15 миллионов человек, 700 тысяч из них — дети. Для решения проблем адаптации их к жизни в обществе была принята госпрограмма «Доступная среда», которую намечено реализовывать до 2015 года. Многочисленные общественные организации успешно помогают инвалидам.

Доступная среда

Стало общим местом понятие об атомарном состоянии нашего общества. Сколько людей, столько мнений. Иные скажут об инвалидах, что такими они родились, значит, есть тому причина. Видимо, так. Другие просто помогают родственнику, соседу, чужому человеку.

Однако число людей, нуждающихся в особой помощи в России, возрастает в год на один миллион человек. Эта цифра означает, что без обязательной государственной заботы не обойтись. Для чего иначе мы, граждане, заключили с государством общественный договор? Оно, правда, пытается, признавая ошибки прошлого, выполнять свои обязанности. «Количество людей с ограничениями в трудоспособности у нас очень большое, раньше мы к этому относились абсолютно наплевательски, сейчас ситуация несколько изменилась», — сказал президент Д. Медведев, и на встрече с представителями организаций инвалидов поставил задачу: «Общественный транспорт должен быть доступным для людей с ограниченными возможностями».Когда одна ступенька подобна горе. Культура в помощь инвалидам Инвалиды — одна из наиболее уязвимых групп наших сограждан. Общее число инвалидов в РФ превышает 15 миллионов человек, 700 тысяч из них — дети. Для решения проблем адаптации их к жизни в обществе была принята госпрограмма «Доступная среда», которую намечено реализовывать до 2015 года. Многочисленные общественные организации успешно помогают инвалидам.

Доступная среда

Стало общим местом понятие об атомарном состоянии нашего общества. Сколько людей, столько мнений. Иные скажут об инвалидах, что такими они родились, значит, есть тому причина. Видимо, так. Другие просто помогают родственнику, соседу, чужому человеку.

Однако число людей, нуждающихся в особой помощи в России, возрастает в год на один миллион человек. Эта цифра означает, что без обязательной государственной заботы не обойтись. Для чего иначе мы, граждане, заключили с государством общественный договор? Оно, правда, пытается, признавая ошибки прошлого, выполнять свои обязанности. «Количество людей с ограничениями в трудоспособности у нас очень большое, раньше мы к этому относились абсолютно наплевательски, сейчас ситуация несколько изменилась», — сказал президент Д. Медведев, и на встрече с представителями организаций инвалидов поставил задачу: «Общественный транспорт должен быть доступным для людей с ограниченными возможностями».

Однако государственный механизм, видимо, слишком громоздкий, и потому не скор в действии: «В этом смысле, надо признаться, наше общество пока далеко от гуманистических стандартов, которые применяются во многих других странах», — признал Медведев.

Нашим согражданам с различными физическими ограничениями по-прежнему неимоверно трудно получить образование, найти работу, существуют и большие проблемы с передвижением.

Когда подключается общество, часто, правда, вслед за громкими скандалами, мысль и действия, направленные на помощь обездоленным людям, разворачиваются активно. Не допустили инвалида на коляске в самолет, внесены поправки даже в Воздушный кодекс страны. Не пропустили такого же инвалида в метро в Петербурге, руководство вдруг увидело проблему, и пытается её решить. Получено даже разрешение на проход в метро незрячему человеку с собакой-поводырём. Началась разработка программы «Говорящий город»: звуковое сообщение на остановке о виде приближающегося транспорта. Делается попытка переоборудовать вокзалы: построить пандусы, оказывать услуги по сопровождению и пр.

Как уже неоднократно показывала история, активнее начинает шевелиться и госаппарат, когда за дело берётся общественность. Один пример.

Слушая архитектуру, сочиняя пространства

Проект «Слушая архитектуру — сочиняя пространства» уже работает в трёх городах северо-запада России. Новая программа петербургского фонда культуры «Про-Арте» позволит сделать доступными культурные объекты людям с ограниченными возможностями. Эта программа поддержана властями города и Евросоюза, который выдел на её реализацию грант в 250 тысяч евро. Об этом 27 февраля, на пресс-конференции в Петербурге, сообщила директор фонда «Про-Арте» Елена Коловская. Около 20 различных организаций России, Дании и Финляндии приложат усилия для осуществления этого социально значимого проекта.

Петербургские архитекторы и студенты изучат опыт своих коллег в Финляндии и Дании. Уже в ближайшее время начнутся открытые для всех желающих лекции европейских специалистов по вопросам дизайна, зеленой архитектуры и музыки, посвященной шедеврам архитектуры. Молодые архитекторы поучаствуют в мастер-классах. Для школьников, увлекающихся этой темой, в нынешнем сезоне будет организован летний лагерь с программой, обучающей дизайну и архитектуре.

Елена Коловская сообщила, что над конкурсными проектами будут работать студенты Петербурга, Петрозаводска и Выборга. На конкурс проектов приспособления культурного пространства для людей, нуждающихся в особых условиях, предложены: библиотека Алвара Аалто в Выборге, Шереметьевский дворец-музей в Петербурге и зал филармонии в Петрозаводске. Лучшие проекты воплотятся в жизнь.

Подчёркивая значимость проекта, участники пресс-конференции говорили о важности первого шага в любом деле. Елена Коловская, инициатор многих, уже реализованных культурных проектов фонда, отметила коллективное участие в нем города, учебных заведений и негосударственного фонда, подчеркнув, что «малые организации более подвижны и шустры». Главный архитектор Петербурга Юрий Митюрёв и научный руководитель факультета искусств госуниверситета Иван Уралов обратили внимание на важность участия в проекте молодёжи: «Старое поколение обучалось несколько иначе. Особенно важно участие молодых в реальных проектах, они — будущие творцы!»

Проект рассчитан на два года. Есть надежда, что вскоре ещё часть наших сограждан, вынужденных проводить большую часть жизни дома или в домах инвалидов, получит возможность, как теперь говорится, «социализации», а проще яснее говоря, сможет жить полноценной жизнью. Человек с врождённым или приобретенным дефектом разве не имеет права развиваться и жить, как другие?